Грустный дедушка в лесу охотник егерь лесник

Встреча в лесу

Закатное солнце спряталось за горизонт, напоследок подсветив своими лучами кроны деревьев, что окружали деревню полукругом. В этой старенькой деревне с поэтичным названием «Бурый мох» сразу стало темно, словно кто-то невидимый клацнул выключать…

Однако тихо не было. То и дело где-то заливалась лаем дворовая собака…

Вдали, в лесной полосе, могли завыть голодные волки. Пели свои песни кузнечики, словно играли на маленьких скрипках…

В этот час Дед Иван слушал другие звуки. Плач деревьев, шепот листьев в кронах, треску веточек под ногами. Он спешил домой, сетуя на то, что забрел слишком далеко и никак не успеет добраться до дома засветло. Хотя лес мужчина любил, и никак не боялся…

Раньше он работал егерем, а как ушёл на пенсию, то повадился ходить в местный дремучий лес на охоту…

Однажды, было дело, даже заплутал. Две недели бродил по чащам да оврагам, но выжил, потому что упёртый!

Обычно деду Ивану на трофеи везло. Помогало то, что, пусть глаза его были уже старыми, но видели куда больше чем у тех же городских жителей. Замечал он сломанную чужой лапой веточку, след на коре от зубов, али на мхе отпечатки лап…

Сегодня старый охотник вышел на след лисицы. Так его увлекла погоня, что он не заметил, как его окружила мгла. В лесу-то темнело гораздо раньше, чем в самой деревне. Лисью нору дед Иван всё-таки нашёл, выследил, да только не стал оттуда зверье выкуривать. Понял, что мамка там с лисятами была…

Жалко ему стало рыжую красавицу, пощадил.

-Ух, чертовка! – Досадливо помахал дед перед лисьей норой кулаком. – Не попадайся мне больше на пути… Второй раз не упущу, поняла? Береги дитяток.

Вздохнув, дедушка Ваня, не солоно хлебавши, поплелся обратно в деревню «Багровый мох». Он бродил по лесу уже давно, совсем озяб и устал. А охотой так увлёкся, что и перекусить забыл.

-Вот же… — Сплюнул он в сторону, болтая сам с собой. – А люди ещё в приметы не верят! Вот шёл я в лес, так встретил Ставрыгина, черта лысого, с пустой телегой. Говорю ему, не езжай передо мной, примета же дурная! Без добычи останусь! А он хохочет, мол, древний я человек, раз в приметы верую! А чего ж не верить? Чем наши старики хуже были, если в такое верили? А вот была бы у него телега полная, гружёная, так, глядишь, и у меня бы удача была! И добыча… Ан нет… — Мужичок пнул веточку, продолжая ворчать. -Ну, ворочусь в избу, всё я тебе, Ставрыгин, выскажу! Попросишь у меня ещё мясца вяленого! А то ишь… Древним да тёмным меня назвал! Купил ему внук телефон крутой, так совсем возгордился. Научился он, видите ли, эти, как их… Э-се-месь-ки отправлять! Так в городские заделался! Тьфу ж ты…

Так и проклинал старичок всю дорогу своего друга, желая хоть кого-то обвинить в своей добросердечности и, как ее следствие, неудачи в охоте.

Решил Иван напоследок проверить ловушки, которые расставил в начале леса. Он не особо наделся увидеть там что-то, однако оказалось, что добыча всё-таки угодила в капкан…

Да только совсем уж диковинная!

-А-а-ай! Больно как! Тяни уже, Сашка! Что б тебя… – Орал молодой человек, периодически прерывая стенания, чтобы выругаться отборным русским матов. – Сними это с меня, придурок ты!

-Да тяну я! Блин, я не знаю только, как его снять… Вдруг с ногой вместе оторву! — Бедовал его товарищ, суетясь вокруг друга. — Больно?

-Нет, блин, щекотно! Мне капканом ногу сдавило! Как думаешь, больно или приятно? – Ревел второй.

Дед Иван, бросив ружьё и рюкзак на землю, кинулся к молодым людям:

-Батюшки святы! – Заголосил он, кидаясь на колени перед попавшим в ловушку парнем. – Как тебя угораздило? Неужто не сморишь, куда идёшь?

Он ловко и быстро высвободил ногу парня. Тот сразу стянул с себя кроссовок, чтобы проверить, все ли пальцы на месте. Заметив, что конечность выглядит целой, он выходнул с облегчением.

-Ну, что там, Серёга? С виду всё нормально… — Наклонился над другом Александр.

Сергей посмотрел на него недовольно, взглядом показывая, что «нормально» — это неправильное слово.

-Это тебе ещё повезло! – Сказал дедушка Ваня.

-Чем это повезло? – Заныл парнишка, нянча ногу.

-Да тем, непутёвый, что ты в лёгкий капкан угодил. Он у меня стоит на мелкую дичь. Тут просто зайцы бродят… Так что ты синяком и царапиной отделаешься… А если бы на крупную дичь стоял, то и ногу бы переломило. – Авторитетно заявил старик Иван. — Да и чёрт вас вообще дёрнул пойти сюда? Тут охотничьи угодья. Все это знают! За грибами и ягодами – это в другую сторону, по левую сторону реки!

-Мы не местные, откуда нам это знать? – Обиженно проворчал пострадавший.

-Так там и табличка висит… — Почесав седую бороду, заметил дед. – Читать-то научены, неместные?

Иван всё посматривал на молодого брюнета, что с беспокойством глядел на товарища. В какой-то момент Саша резко повернулся к старику:

-Ладно… Беда миновала! В любом случае, спасибо вам огромное! – Сказал Александр и протянул Ивану руку, чтобы пожать её. – Если бы не вы, нам бы в лесу ночевать пришлось… Ну, или я бы его с капканом на себе потащил… А тут неизвестно ещё, сколько нам идти до этой деревни… Уже битый час кружим, путь не найдём. Волшебная она, что ли…

Сашка кивнул за спину старика, намекая на то, куда путники путь держат. Дедушка Иван обернулся, посмотрел в лесную даль, затем с испугом уставился на парней:

-А куда вы идёте, родненькие? Там лес один! Будете неделю бежать, в бубен бить, ни одной живой души не встретите… Разве что волка, али медведя.

Серёжка, услышав слова пожилого человека, недовольно засопел. Всё ещё рассерженный из-за того, что угодил в капкан, он хмуро посмотрел на товарища:

-Говорил я тебе, мы куда-то не туда повернули! А ты говоришь, что по карте идём… Приключение будет! На старости вспоминать будем! Вот тебе, блин, приключение! Я с тобой, Саня, до этой самой старости не доживу!

Александр махнул рукой, призывая друга помолчать, затем вытянул карту. Поскольку вокруг было совсем темно, он подсветил карту фонариком.

-Вот, нам сюда надо! Не подскажите дорогу?

Старик прищурился, наклонился поближе к бумаге, а потом захохотал:

-Да кто же вас так надурил, голубчики?! Карта-то древняя, старая! Вот здесь уже давно ничего нет… А тут мост построили. – Покачал он головой. — А идёте вы в деревню «Багровый мох». Я сам оттуда родом, почитай, всю жизнь в ней провёл. Отведу я вас, горе-путешественники. Меня Иван Дмитриевич звать, можно просто, дедом Ваней…

Саша рассыпался в благодарностях и снова затряс руку старого охотника. Александр тоже кивнул старику, сменяя гнев на милость. По молодым людям было видно, что они выбились из сил…

Сашка помог Серёже встать, позволил опереться на своё плечо. Хромающий друг, используясь товарища в качестве костыля, поплёлся за дедом Иваном. Глядя на их состояние, дедушка Ваня прищурился:

-А вы давно бродите? И зачем вам вообще в деревню нашу? Родных ищите?

-Да нет, там у нас никого нет… Мы надеялись на ночлег напроситься у местных жителей. Хоть в сарай какой. – Признался Александр. – А так мы, можно сказать, путешественники.

-Интересно как. – Крякнул дедушка, ведя за собой путников.

-А скажите, дедушка Ваня… — Позвал его Сережка, который уже немного пришел в себя. – Почему вашу деревню «Багровый мох» называют? Жуткое, если честно, название!

Старик лукаво улыбнулся, обернулся через плечо:

-А есть на тот счёт два рассказа… Вам какой, скучный, али интересный?

-Давайте оба. – Посмеялся Саша.

Дедушка кивнула и, растягивая ветви, чтобы пропустить вперед юношей, поведал:

-Первая история такова… Растёт у нас в лесах, на болотах, красный мох… Да и не только там, собственно. На кладбище, бывает, в лесной тени… Называют его ещё и бурым. Он ценный очень. В старину такой мох особенно ценили, использовали как материал строительный. Вот, как собирали бревенчатые дома или баньки, так его и закладывали, в качестве утеплителя. Также нужен мох был в качестве лекарства. Клали его на раны открытые, он, как антискептик работал…

-Антисептик? – Поправила Сергей дедушка.

Иван кивнул:

— Я так и сказал…. Антискептик. То бишь, инфекции и заразы всякие убивал. Говорят его даже варили, да пили, чтобы желудок не болел. И поскольку кладезь тут мха этого, назвали деревню «Багровый мох». Конец!

-Это какая история? Интересная или скучная? – Не понял Сергей.

-Это правдивая. А есть и другая, которой нас деды с бабками потчевали, да пугали… Мол, жила в деревне когда-то давно уже девица рыжая. Красавица, каких свет не видывал… Кожа белая, словно снег. Волосы не просто рыжие, а красные, алые! Парни на неё то и дело смотрели. Завидовали остальные девки деревенские ее красоте. Распустили они слухи, что она – ведьма. Люди стали сплетничать, избегать её…Но парни всё равно поглядывали. А однажды юноша так влюбился, что рассудок потерял. Невесту свою бросил, всё о рыжей красавице думал. Ну и сказали тогда, мол, приворожила она юношу, околдовала. Так зависть и ревность ту невесту разобрала, что она, с подружками, увела девицу в лес далеко, хитростью выманив. Да там и расправились они с соперницей… Зимой дело было. И вот, куда на белый снег её кровушка красная пролилась, там и мох вырос… С тех пор, что не зима, так из земли да снега этот мох у нас и появляется. Словно землица кровушкой её плачет. Он и по сей день есть… Но дело было ещё вот в чём! Как девицы не стало, так началась напасти в деревеньке… Весь урожай в деревне пропадал. Только появятся росточки, так начнётся холод, град, али мороз… А иногда и мох красный на полях появлялся. Вот чтобы душу погибшей девицы успокоить, да прощения попросить, предки наши назвали деревню «Багровый мох».

-Ничего себе! – Присвистнул Александр.

-То-то же! – Довольный тем, что сумел поведать что-то интересное, хмыкнул дедушка.

Когда компания дошла до деревни, дед огляделся по сторонам, да махнул рукой:

-А знаете что, соколята? Пойдёмте-ка ко мне, на ночёвку. Ужин у меня нехитрый, но зато крыша над головой будет. Да и баньку вам натоплю, а то грязные, как поросята!

Друзья переглянулись, счастливые от того, что так быстро смогли найти место для ночлега.

Хозяин принял их радушно. Мужиком он был старой закалки, знал, как гостей потчевать. Одно плохо – самогонка закончилась, а новая ещё не подоспела:

-Знаете что? Вы тут пока в баню идите, а я схожу за соседа… Лысого этого! Выскажу ему за то, что приметы не верит, да попрошу бутылочку. У него всегда есть! От женушки прячет! – Засуетился старик.

Оставив гостей, он бросился к соседу. Вошел в избу, как было у местных принято, без стука. Застал хозяев за ужином.

-Ставрыгин! Колька! – Позвал он друга, лысого пожилого мужика. – Ходь сюды, дело есть!

Ставрыгин, грузный, похожий на борова, встал из-за стола:

-Чего голосишь? – Заулыбался он.

-О, Иван пожаловал! – Обрадовалась Мария, его жена. – Садись с нами за стол! Картошечка сегодня с салом.

-Не, Маш, нет времени. Мне бы бутылку самогоночки. А то гости в доме, а у меня ни капли! Даже стыдно! – Захохотал раскрасневшийся старичок.

-Гости? – Изумился Ставрыгин, потерев лысину. – Что за гости? Ты же говорил, что родных больше нет на этом свете.

-А тебе лишь бы на старую мозоль наступить. – Буркнул старик. – Не родня они мне! Просто путники. Молодчиков нашёл в лесу, вместо зайцев поймал. Бродили там, как неприкаянные… Если бы не я, заплутали бы в лесу, ей Богу.

Ставрыгин странно побледнел, нахмурил лоб еще сильнее. Маша охнула, приложив пальцы ко рту. Муж и жена переглянулись.

-Чёй-то вы такие странные? – Нахмурился Иван.

-Да дело такое, Вань… — Забасил Николай. – В новостях говорили, что вблизи нашей деревни зэков видели сбежавших! Они через лес идут… Вдруг ты их нашёл?

-Может, сообщить куда надо? – Предложила Маша.

Иван нахмурил седые густые брови, задумался на пару мгновение, но затем покачал головой:

-Да как это… Я мальцам кров предоставил, обещал ужин и ночлег! А теперь подозревать в чем-то буду? Нет, уж! Да и не хулиганы они никакие! Обычные ребятки! Один из них, Сашка, так вовсе на моего Юрку похож… В ту пору, как он ушёл из деревни, да не вернулся уже… — При воспоминании о внучке названном, горло мужчины свело судорогой, но он взял себя в руки и продолжил. — Да и хилые они, если честно. Один вообще хромой теперь! Чего они мне сделают? Я с виду дряхлый, а в руках силы немерено, вы же знаете. Помните, как я волка тогда?.. Голыми руками! Ну, того, который повадился к нам в хлева…

Ставрыгин, всё ещё мрачный, кивнул:

-Так-то оно так, но береженого Бог бережёт, сам знаешь.

-Знаю я одно, если помощь кому предложил, так будь добр, окажи. – Заупрямился Иван. – Так что, дадите бутылку, или к Прошкиной бежать?

-Дадим уж… — Махнул рукой Николай. – Только будь осторожнее, а? Ружьё к кровати возьми. И зови, ежели чего…

Снедаемый мрачными мыслями, Иван вернулся в дом. Однако сомнения у него отпали, едва он увидел своих гостей. Оба парня были одеты в чистую одежду, которую им дал дедушка. Они улыбались, скромно сидели на лавке, как два воробья, что только что в луже искупались.

«Эх, и правда, о Юрке всё думаю, на Сашку этого глядя… Волосы тёмные, с такими же вихрами. Да и улыбается так похоже… Не могут они злыми быть, не могут». — Решил Иван.

Сели они ужинать, распили бутылочку до дна. Иван давно себя так хорошо не чувствовал, как в компании путников. Они же с наслаждением слушали байки старого охотника…

Настало время ложиться на боковую. Старик определил гостям лучшие хоромы. Сам он лег в дальней комнате. Водочка сделала своё дело, да и прогулка по лесу сморила старого человека. Он уснул, едва голова коснулась пуховой перины. Только вот что-то разбудило старика посреди ночи. Поворочался он, с боку на бок, да понял, что пить хочет – силы нет. Не уснет, если водицы не хлебнёт!

-Ой… Ну, глядишь, глубоким сном спят мои соколики. – Пробормотал он, вставая с кровати. – Может, не разбужу.

Он хотел пройти мимо парней на кухоньку. Старик крался медленно, боясь лишним скрипом половиц потревожить сон гостей. Да только оказалось, что они и не спали вовсе!

-И что ты думаешь делать дальше? Я уже устал бегать, если честно… По этим лесам да полям.

Иван замер, услышав голос Сергея. Сашка, повернувшись на кровати и скрипнув пружинами, вздохнул:

-Ну, прости, что так вышло. Я не обещал тебе круиз с остановками в пятизвёздочных отелях. – Саркастичным тоном ответил Александр.

-Слушай, может, давай его на кладбище в любой могиле прикопаем? Ну, в земле местной просто… — Предложил Сергей.

Тут старик Иван и побледнел…

Вспомнил он предупреждения Ставрыгина! О том, что мог и беглых преступников в свой дом пустить! Схватился дедушка за крестик нательный. Так испугался, что даже остаток реплик между друзьями прослушал.

«Кого это они на кладбище закопать удумали? Не меня ли?» — Мысленно ахнул он.

Мужчина попятился, не зная, что делать…

И тут, в потемках, он наткнулся на ведро. Старик, охнув, завалился на пол вместе с ним…

По дому пронесся грохот. Из комнаты выскочили гости, уставились на хозяина дома. Дедушка Иван пополз от них подальше:

-Не подходите! – Предупредил он, силясь вспомнить, где оставил ружьё. – Не подходите, а не то я вас… Я вас… Эх вы! Я же со всей душой! А вы…

-Дед, ты что, белку поймал? Лишнего выпил? – Ахнул Серега. – Это же мы…

-Слышал я ваши шепотки! Заговорщики! – Буркнул старик.

Ружьё он не нашел, зато приметил кочергу. Ей старик и вооружился, вскочив на ноги:

-На кладбище меня отнести хотите? Не на того напали! Мне на тот свет рановато ещё! – Рявкнул он, замахнувшись оружием.

Саша и Сергей переглянулись и…

Прыснули от смеха. Александр с особой нежностью поглядел на испуганного дедушку:

-Дедушка Ваня… — Сказал он с теплом. – Да вы всё не так поняли. Нам, действительно надо будет попасть на местное кладбище. Только вот мы не знаем, какую могилу искать. И похоронить мы там обещали моего отца… То есть прах его.

На глазах изумлённого старика, Саша полез в сумку и достал погребальную урну.

-Он так мне перед смертью велел… Пойти в «Багровый мох», похоронить его рядом с отцом. Только вот имени мы его не знаем. Не успел мне папа этого рассказать…

-То есть как это? – Нахмурился дед, всё ещё слабо веря в историю Саши.

Юноша потрепал тёмные волосы, пожал плечам:

-При жизни он всё называл его папой, да папой… Рассказывал историю о том, как он, будучи мальчишкой, родителей лишился. Его определили в приёмную семью, да там жутко над ним измывались. Колотили, работать заставляли до изнеможения, голодом морили… Он тогда и решил сбежать, только в лесу заблудился в итоге. – Рассказал Саша. — Нашёл его тогда лесник какой-то, что ли… Да приютил у себя. Стал ему отцом названным. Когда папа вырос, то уехал из деревни… Сначала два года армии, потом учёба в военно-морском институте. Он сначала отца своего навещал, забрать хотел, да тот упёртый был. Любил жизнь деревенскую… Затем он всё слал своему папе письма, но однажды ответы перестал получать. Он обеспокоился, хотел вернуться, проверить старика, но дошла до него весть, что тот погиб… Мол, ушёл в лес и не вернулся. Говорили даже, что останки нашли, похоронили. А на тот момент он должен был в рейс уходить… Когда вернулся, то у знал, что невеста его, мама моя, беременна. Они поженились, ждали моего появления на свет… Только вот мама моя при родах погибла. Врачебная ошибка. Ну, в общем, стал он меня воспитывать, как мог. За проблемами и заботами про всё остальное забыть успел…

Саша тяжко вздохнул, да присел на стул. Он уставился на свои руки, затем сжал их в кулаки, продолжив историю:

-Жили так двадцать лет с ним, а потом папа сильно захворал… Моряк он был, страшную какую-то болезнь привёз. Перед смертью бредил часто. Говорил, что маму видит, что она велела ему домой воротиться, в «Багровый мох». Вот он и попросил вернуть его, после смерти, в родные края… Слово с меня взял. Только какую могилу искать – мы не знаем. Я пытался его расспросить, хотя бы как моего деда звать… Фамилии то у нас разные, скорее всего… Папа другое отчество носил, приемного отца того. Однако папа, к концу своему, совсем плох стал… Узнавал меня редко. Бормотал что-то, не отвечал. Так и помер… А желание исполнить надо, не мог я иначе поступить. Вот и пришли сюда с товарищем… — Молодой человек кивнул на притихшего Серегу, который с опаской глядел на кочергу деда. — Думали мы расспросить местных жителей поутру, либо работников кладбища, если такие есть. Может, кто слышал такую историю… Хотели и у вас спросить, да растерялись от усталости… Язык повернуть не могли.

-А как… Как батьку твоего звали? – Сдавленно спросил дедушка.

Мальчик просиял. Улыбка эта была совсем…

Совсем как у Юрочки…

-Юрой. Юрой Белодубовым. – Ответил он.

Руки деда Вани задрожали. Кочерга выпала. Он едва удержался на ногах…

Глаза мужчины наполнились слезами. Лицо Саши, изумленное и напуганное реакцией дедушки, плыло перед взглядом старика:

-Быть не может… — Шепнул он, пытаясь стереть с морщинистого лица слезы. – Неужели… Неужели мой Юрочка, мой сынок, мой найдёныш… А я то думал, что его давным-давно на свете нет уже! Как же так?

Саша и Сережа совсем растерялись. Дедушка же, подпрыгнув, побежал к сундучку:

-Сейчас! Сейчас-сейчас… — Причитал он, ковыряясь в содержимом сундука, словно крот. – А, вот же! Он выудил на свет старый фотоальбом.

Трясущимися руками раскрыл его, подозвал к себе гостей. Юноши с любопытством склонились над ветхими страницами:

-Вот он… Мой Юрка. – Ткнул дрожащим пальцем в фотоснимок дедушка Иван.

Сергей присвистнул, а Саша охнул:

-Это мой отец! – Признал он. – То есть вы… Вы, получается… Но папа думал, что вас уже нет! Он сказал, что кто-то из соседей ему весточку отправил… Мол, вы в лес ушли, но не вернулись. Он с тех пор этот край и невзлюбил, за то что его отца отнял!

Дедушка закивал, снова вытирая слезы:

-Было такое, было! Я тогда ушёл на охоту, попал там в переделку… Ногу поранил, заплутал в болотах, но выбрался в итоге! Я же леса хорошо знаю, но тогда словно Леший по кругу водил… Через недели две я в деревню воротился. Я же живучий. – Объяснил старик. — А в деревне меня, к тому времени, уже и похоронить успели… Не поверите, но нашли они тогда чьи-то останки, да меня проводили! Тьфу на них, горемычных. Оказалось потом, что то путник был, заплутавший… Волки его подрали.

От досады старик стукнул рукой по альбому, а затем продолжил:

-Я когда из леса вышел, обросший, грязный, как леший, меня Танька увидела. Доярка наша молодая! Так она ведра бросила, заорала, мол, покойник бредет… Голосила на всю округу, окаянная, переполошила всех. Но не знал я, не ведал, что сыночку моему тоже об этом сказали… Юрочке. Думал я сначала, что тот меня бросил, забыл совсем… Потом уже Таня призналась, мол, сама лично Юре написала. Она же его любила когда-то, вот, искала повод хоть строчку написать… — Объяснил Иван. — А потом я краем уха услышал, что его корабль в море был, да попал в бедствие. Корабль назывался «Неустрашимый», о этой катастрофе по всем каналам говорили. Мы тогда со Ставрыгиным у него сидели, у меня то телевизора не было… Я ни одной новости не пропускал, все ждал, когда про сынка скажут… Они и сказали! Увидел имя сына названного в списке пропавших без вести.

Саша, от волнения, едва не подпрыгнул:

-Да, папа рассказывал! Они тогда всей командой попали в шторм. Мне было три года всего. Я жил у маминых родителей, дедушки с бабушкой, пока папа в рейсы ходил. Они тоже думали, что он пропал… А он вернулся.

Дедушка покачал головой, не веря в услышанное:

-Конечно, вернулся… Он же живучий, как и его папка… Сыночек мой, родненький… — Он погладил лицо юноши на фотографии.

На снимке Юра стоял в военной парадной форме, потому что вернулся из армии. Рядом с ним стоял гордый за сына Иван. Слезы скатилась по лицу старика, запуталась в бороде. Он шмыгнул носом:

-Как же так… Сколько времени потеряли из-за такие нелепых недоразумений. – Пробормотал он.

В сердце Ивана были и радость, и грусть…

Он был счастлив узнать, что сын его не сгинул в морской пучине. Что он любил, что он воспитывал сына…

Однако больно и обидно было знать, что они могли ещё так много друг другу сказать, так много тёплых объятий подарить, да не сложилось. А ведь он мог и невесту его узнать, и маленького внука на руках покачать…

-У меня тоже фотография есть… Взял на всякий случай, чтобы местным показать. – Сказал Иван, затем снова полез в рюкзак.

Он вытянул тетрадь, а оттуда достал свадебный снимок:

-Вот. – Протянул он фотокарточку дедушке. – Папа любил шутить, что на снимке нас трое… Только меня не видно.

Дедушка Ваня бережно взял снимок, словно тот мог рассыпаться. Он улыбнулся, заметив, как счастлив Юрка. Как нежно он обнимает свою молодую беременную супругу. А девица была до чего необычная! Волосы ярко-рыжие, почти красные… Кожа белая, словно снег.

-Она похожа на девушку из вашей сказки, правда? – Улыбнулся Саша, глядя на маму. – Я сразу так подумал, но не стал говорить. Вдруг вы бы нас тогда домой не пустили?

Только сейчас старик понял, что перед ним не просто гость…

Перед ним родной внук! Лишь в это мгновение шок от истории Сашки прошел, уступив место яркой вспышки радости.

-Саша! Так ты же… Так мы же… — Запричитал старик, изумленно глядя на юношу.

Александр переступил с ноги на ногу, явно смущаясь. Снова затормошил свои волосы с затылка…

Юрка так тоже делал, когда волновался или бедокурил.

-Да, получается, что так… Я ваш внук, наверное… Ну, не родной, конечно, так что вы не обязаны считать меня кем-то… — Уставившись в пол, замямли юноша.

Старик его уже не слушал. Он вскочил на ноги и крепко-крепко прижал к своего груди ребёнка…

А грудь его раздирало от эмоций.

-Сашенька, милый мой. – Прошептал он. – Конечно, ты мне родненький! Как иначе? Спасибо… Спасибо моему Юрке, да маме твоей, что дали мне шанс тебя увидеть…

Александр неуверенно, робко, обнял старика в ответ. Затем прижался уже сильнее. Он вдохнул запах дедушки…

От охотника пахло деревом и мхом, а ещё немного огнём…

Запах был приятным, родным. В комнате раздался всхлип. Саша и дедушка Иван с удивление глянули в сторону Сережки. Глаза его были покрасневшие, на мокром месте. Он махнул рукой:

-Да не обращайте на меня внимания… — Смутился паренёк. — Просто… Просто чудо какое-то, честное слово! Я словно в программе «Жди меня» оказался. Как тут не зареветь? А так-то я кремень, обычно…

Саша заулыбался, глядя на растрогавшегося товарища. Дедушка Ваня же снова посмотрел на внука, не веря в своё счастье.

Прах Юрия похоронили в деревне «Багровый Мох», как он и желал того…

Совпадение или нет, но на его могиле зимой появлялся тот самый чудесный мох. Сашка, с той поры, часто навещал дедушку. Иван же понимал, что, благодаря встрече с внуком, набрался сил. Теперь он знал, что может прожить и до ста лет, а то и больше…

В итоге дедушка Ваня, пусть и не увидел свадьбу сына и рождения внука, зато погулял на свадебном торжестве Сашки. Позже он держал в своих руках маленькую Аню – его первую доченьку…

А ещё Саша подарил дедушке хороший смартфон, на зависть соседям. Да ещё научил пользоваться «э-се-месь-ками» и даже отправлять фотографии! Верил ли дедушка Ваня в охотничьи приметы с той поры? Кто знает…

Ведь та охота, не принесшая ему добычи, стала лучшей в его жизни. Так что зря он ругал Ставрыгина… Пусть ездит на своей пустой телеге. Пусть…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Влюблённые обнимаются в парке
Любовь на всю жизнь

Была ранняя весна, и холодный ветер с легким шорохом бросал на стекла колючие снежинки. За окном уже давно стемнело, но...

Была ранняя весна, и холодный ветер с легким шорохом бросал...

Читать

Вы сейчас не в сети