Красивая девочка с кудрявыми волосами

Соседская девочка

— Привет, София! — Поздоровалась маленькая девочка, которая выбежала из квартиры впереди матери.

В руках у неё был крошечный игрушечный паровозик и целое детское ведёрко всевозможных формочек для лепки из песка.

— Привет, Вероника! Здравствуйте, Анна Олеговна! — Тут же ответила девушка, открывавшая дверь в соседнюю квартиру.

В руках у неё было сразу три объёмных пакета, которые, очевидно, сильно мешали справиться с замком.

— Ой, что это тут у тебя? Собираешься устроить пир или построить целую крепость из песка? — С притворным интересом спросила она и присела на корточки, чтобы получше рассмотреть содержимое ведёрка.

— Да! Пир! И крепости! Меня мама в парк ведёт, мы там с Колькой договорились встретиться, представляешь? Никогда раньше вместе не ходили, а сегодня устроим настоящее соревнование! И я собираюсь победить! — Звонким голосом похвасталась малышка.

— Здравствуйте! — Вежливо поздоровалась мама девочки.

Она пыталась отучить дочь обращаться на «ты» со всеми подряд и показывала ей пример, хотя сама была старше Вероники.

— Да уж, воскресенье, а мне никакого покоя от неё нет. С самого утра заладила «Пойдём!», да «Пойдём!», и отказов не принимает, хоть ты тресни. Хорошо хоть парк этот неподалёку, всего пара кварталов. Ишь, чего удумали — идти куда-то, будто им в садике, да во дворе мало этого несчастного песка. — Покачала головой женщина.

— Ну, ма-ам! Там все будут, как я могу не прийти? Меня же засмеют потом! А я обязана выиграть и утереть нос этим самодовольным мальчишкам! Они считают, что делают всё лучше! — Упиралась настойчиво девчушка.

— Тогда не оплошай там! Порви их всех, особенно пацанов, пусть знают наших! Обещаю держать за тебя кулачки! — Поддержала её Вероника, а сама в очередной раз порадовалась, что ещё не успела обзавестись собственными детьми.

— И вам хорошего дня! — Улыбнулась Анна Олеговна и потащила дочь за руку, желая поскорее расправиться с непредвиденной прогулкой.

— Мам, а что значит «держать кулачки»? — Послышалось уже на улице.

А София, наконец, открыла дверь своей квартиры и занесла внутрь тяжёлые сумки.

Раскладывая по шкафам покупки, она размышляла о жизни под задорную музыку, играющую с телефона и радовалась хотя бы нескольким часам покоя. Девушка работала в магазине одежды по графику «два через два», и в последнее время у неё практически не оставалось свободного времени на себя.

— Ох, ну, наконец хоть устрою себе вечер СПА! — С удовольствием прошептала она сама себе и отправилась в ванную, где планировала от души расслабиться.

Натирая тело ароматными маслами, София пыталась выбросить из головы все проблемы, скопившиеся за последнее время. Дурацкий план на работе, который никак не удавалось выполнить, разногласия с собственной матерью, которая до сих пор считала нормальным постоянно вмешиваться в дела дочери, полное отсутствие личной жизни, неосуществимые мечты о путешествиях и бесконечные долги по кредитке…

Да уж, не жизнь, а сплошная сказка. И что в ней вообще есть хорошего?

И тут к девушке в голову снова полезли мысли о маленькой Вероничке. Она со своими родителями поселилась по соседству три года назад. До этого момента квартира пустовала, поэтому Соня поначалу даже пыталась отгородиться от назойливых соседей. С самого дня переезда они показались ей слишком уж шумными, особенно учитывая постоянные недовольные крики маленького ребёнка. К тому же, Анна Олеговна — мама Вероники была слишком уж приветливой. На фоне других соседей, вечно ходивших угрюмыми и необщительными, молодея девушка странно выделялась. А Соня по своему характеру всегда слыла молчаливой скромницей, не переносящей тусовки, большие компании и резкие громкие звуки, так что общаться с новыми соседями она совсем не желала.

Но годы идут, а люди имеют свойство притираться друг к другу. Так и Вероника сама не поняла, как потихоньку сдружилась с соседями, и теперь они даже начали казаться ей тем лучиком бесконечной радости и позитива, которого так не хватает в повседневной жизни. Особенно маленькая Вероника, которая была источником неуёмной детской энергии. Поначалу они часто виделись в магазине, потом начали встречаться и на прогулках возле дома, а в итоге даже пристрастились ходить друг к другу в гости. Оба родителя девочки работали допоздна, поэтому изредка Соня даже помогала забирать её из садика или даже присматривала за ней, когда у самой выдавался свободный день. Она никогда не любила детей и сопряжённый с ними шум, но Вероника умела расположить к себе любого, даже самого хмурого и недружелюбного взрослого. Она сама придумывала какие-то игры для двоих, но ещё чаще просто рисовала или смотрела мультфильмы, если была в гостях у Сони.

— Смотри, вот это мы сегодня в садике слепили! Из настоящего теста, представляешь? Я хотела тут же съесть, но воспитательница сказала, что оно несъедобное. Но я всё равно попробовала! Оказалось, и правда гадость, солёная такая, фу! — Девочка делилась с Соней тем, что боялась рассказывать собственной матери.

— Конечно, это же солёное тесто!Н ты даёшь! Живот не болит? — Волновалась девушка.

— Неа, я тут же выплюнула Кольке в карман! — Рассмеялась малышка и закрыла ручкой лицо.

— А что это такое? Мишка, наверное? — Девушка пыталась рассмотреть предложенную фигурку, которую можно было принять за любое животное на выбор.

— Ты чего! Это Слоник! Только у него хобот отвалился, но так ведь тоже похоже! — Воскликнул возмущённый ребёнок.

— Ну да, точно. Хобот меня запутал. — Постаралась оправдаться Соня.

— Я в следующий раз подпишу для тебя! Я уже почти все буквы знаю! — Решила девочка.

— Да ну? Тогда давай я буду писать, а ты мне подсказывать, что это за буква? — Предложила Софья.

— Легко!

Так они и развлекались в ожидании родителей, которые часто задерживались по делам. Иногда девочка так увлекалась, что не желала уходить домой, но оставаться на ночёвки мама пока не разрешала.

— Ника! Ну сколько можно канючить, пойдём уже! Там папа пришёл, соскучился! И я тебя весь день не видела! Дай тёте Соне хоть немного от тебя отдохнуть, она же тоже устала, весь день тебя развлекает! — Взывала к голосу совести мама, и лишь тогда ей удавалось увести дочь домой.

Во всём доме не было двух соседей, которые с такой же теплотой относились друг к другу. И если сначала Софья сомневалась и думала, что дети умеют лишь нарушать покой, то потом убедилась в обратном. Да и сама она никогда не была замечена на пьянках-гулянках, не звала к себе шумные компании, чем и заслужила симпатию родителей Вероники.

Их безграничная дружба длилась почти два года. И вот когда Соня уже думала, что так теперь будет всегда, она начала замечать некоторые странности в поведении соседей. Вероника из озорной и весёлой девчушки постепенно превратилась в излишне спокойного и перепуганного ребёнка. Соня пыталась расспрашивать девочку, как-то решить эту проблему, но ничего путного не выходило.

— Милая, что у вас происходит? Тебя кто-то в садике обижает? Эти дурацкие мальчишки, да? — Интересовалась она.

— Нет, ничего такого, мы с ними, наоборот, подружились в последнее время. — С готовностью отвечала девочка.

— Тогда что-то другое? Родители? Они из-за чего-то поссорились и ты решила, что в виновата в этом? — Упорствовала Соня.

— Нет-нет, Сонь, у мамы с папой всё отлично. Они живут дружно и никогда не ссорятся (точнее они уверены, что я так думаю. Но я же слышу иногда через стенку, как они спорят шёпотом, хотя сама делаю вид, что уже давно сплю). Но это ничего! Я тоже иногда с мамой ругаюсь, но потом быстро прошу прощения и мы миримся. Я уверена, у них с папой то же самое.

— В чём же дело? Может быть, они решили подарить тебе братика или сестричку? А ты не хочешь? — Аккуратно расспрашивала девушка, сама не зная, с чего её так интересовал этот вопрос.

С одной стороны, она была чужим человеком, которому не следовало лезть в дела семьи. А с другой — она нутром чувствовала, что здесь что-то не так и желала разобраться.

— Я была бы не против раньше. Но у Кольки недавно братик родился, и как же он громко орёт! Я даже сама слышала, когда его мама приходила с коляской в детский сад. Коля был поначалу рад, а теперь даже не высыпается, и мне его жаль. Так что теперь не хочу никаких братьев, они фу! Но мы с мамой о таком не говорили. — С готовностью выдала девочка.

— В чём же дело… — Не унималась София.

Однажды она даже аккуратно спросила маму Вероники об этом, и неожиданно получила такой жёсткий отпор, на который и не рассчитывала.

—  София! Как вам не стыдно спрашивать о таких вещах меня? И уж тем более, говорить об этом с маленьким ребёнком! Вы же взрослая девушка, прекрасно понимаете, что вас это не касается! И то, что вы сдружились с моей дочерью, никоим образом не даёт вам право лезть в нашу личную жизнь! Я сегодня же поговорю с Вероникой, думаю, вам стоит прекратить с ней общаться. — Жёстко отрезала девушка и удалилась.

Соня даже ответить толком ничего не успела. Да и что бы она сказала?

«Извините, я не хотела? Думала, дура такая, что смогу чем-то помочь?».

Глупость, не иначе.

Несколько дней после этого инцидента они вообще не виделись. Если Вероника намеревалась пообщаться с Соней, её тут же одёргивали в сторону собственной квартиры, а иногда даже наказывали и вообще запрещали выходить на улицу.

А потом начались ещё более странные вещи. Сначала из-за стены и правда послышалась ругань взрослых. Соня пыталась разобрать, о чём идёт речь, но так и не сообразила, обращена она к ребёнку или взрослому, да и не разобрала ни единого слова. В другой день она услышала, как у соседей два раза громко хлопала входная дверь, а затем увидела отца Вероники, злобно выбегающего из подъезда. Он и дверь машины хлопнул так, что казалось, выбьет стёкла, а затем куда-то умчался, и не возвращался до утра.

Теперь Соня начала думать, что именно она стала причиной разлада в соседской семье. Она корила себя последними словами, тысячу раз порывалась пойти извиниться, но столько же раз говорила себе, что так может сделать ещё хуже.

— И зачем я вмешалась? Жили столько времени прекрасно по соседству, это же надо было влезть! Теперь у них постоянные ссоры. — Говорила себе девушка, кусая ногти.

А во время следующей перепалки муж с женой вышли на лестничную клетку, наверное, чтобы не кричать при ребёнке, и тогда Соне удалось расслышать несколько фраз из их диалога.

— Как ты мог? Что ты наделал? Нам же теперь вовек не отвязаться от них! О чём ты только думал? — Кричала девушка в слезах.

-;Ну я… Думал…Не будет. — Пытался нечленораздельно оправдаться мужчина.

— Нам же теперь никакого житья не будет! Говорила мне мама «Приезжай ко мне, я тебя от него спрячу», и почему я только не послушалась! — Продолжала заливаться слезами Анна Олеговна.

Тогда Соня поняла, что вряд ли является причиной, по которой эти двое могут ссориться. Она даже открыла дверь на лестничную клетку, чтобы что-то сказать, но семейная пара, только заслышав приближение чужаков, тут же удалилась в собственную квартиру, где уже на пониженных тонах продолжила перебранку.

После этого девушка работала несколько дней без продыху и только и делала, что волновалась о том, как там Вероника и её родители. Чутьё подсказывало ей, что они влипли в какие-то серьёзные неприятности, но она сама не могла понять, в какие именно. Вроде бы раньше Соня не замечала, чтобы эти люди так сильно переживали по какому-то поводу. А вот в день своего долгожданного выходного она увидела в глазок, как из соседской квартиры выходит какой-то подозрительный мужчина. Выглядел он вполне презентабельно, был одет в лощёный костюм с рубашкой и галстуком, в руках держал папку с документами и чему-то загадочно улыбался. А выпроваживал его Отец Вероники, который, в свою очередь, выглядел напротив, совершенно безрадостно. И это ещё мягко говоря! На нём просто лица не было! И даже без слов было нетрудно понять, что этого гостя мужчина совсем не ждал у себя дома.

В последующие несколько недель в квартиру чуть ли не ежедневно стали наведываться странные разномастные личности. Иногда они выглядели прилично, казались офисными сотрудниками или кем-то вроде торговых представителей. С ними велись более-менее спокойные беседы, отголоски которых София слышала через стены. В другие дни приходили люди какого-то бандитского вида: в кожаных куртках, с царапинами на лице и с отбитыми костяшками пальцев. Они плевались в подъезде, тушили бычки от сигарет о ступеньки, и почти не разговаривали как нормальные люди, только зло зыркали во все стороны. Соня также не слышала, что именно она спрашивали или предлагали, но тон говорящих говорил о каком-то серьёзном конфликте.

С каждой неделей становилось всё хуже, хотя, казалось, это замечала только сама Соня, а другие соседи либо предпочитали отмалчиваться и не лезть не в своё дело, либо, на самом деле, не видели ничего подозрительного в таких необычных гостях. Несколько раз Соня пыталась заговорить с отцом Вероники об этом:

— Здравствуйте! Гости к вам зачастили, да? Празднуете что-то? Родственников позвали?

-;Да-да, дальние родственники из глуши приехали, всё никак отвязаться от них не можем. — Притворно вздыхал мужчина. — В гости так и напрашиваются, а нам негде их поселить.

Соня видела, что он обманывал её, но делала вид, что верит, ведь другого выбора у неё не было. Как-то она заметила, что на лестнице остались следы чего-то красного и посмела предположить, что это кровь. Мужчина сильно засмущался, начал прятать глаза и бормотать что-то про то, как он неудачно подвернул ногу, споткнулся, разбил нос, а затем поспешил ретироваться. А потом его жена ещё раз доступно объяснила Соне, что лезть в чужие личные дела неприлично.

— София, я думала, что мы поняли друг друга, а вы опять начинаете! — Серьёзным тоном заговорила она.

— Да, я помню, но это ведь общий подъезд и мы должны помогать друг… — Попыталась оправдаться Соня.

— Мы всё уберём, не волнуйтесь. И знаете, может, вам стоит поменьше следить за тем, как живут другие? Может, стоит обратить внимание на собственную жизнь? — Продолжала она.

— Да, конечно, но я ведь очень волнуюсь! За вас, за Веронику! Мы же с ней так сдружились, а теперь почти не общаемся, и я переживаю. Я уверена, она тоже скучает по этому. Вы просто знайте, что если понадобится, я всегда приду на помощь! Любая услуга! — В сердцах говорила София, заламывая руки.

— Спасибо вам, я это учту. Всего доброго! — Тон девушки смягчился.

Соне даже показалось, что она готова что-то рассказать, но соседка уже ушла с площадки.

Шли месяцы, и Соня замечала, что соседи с каждой их встречей выглядят только хуже. Вероника, будто, начала хуже одеваться, почти перестала гулять на улице, а под глазами у неё появились глубокие синяки то ли от недосыпа и усталости, то ли от чего-то похуже. Родители девочки выглядели понуро даже в моменты, когда не ругались, а потом отец Вероники и вовсе начал пить. И хотя он не буянил, это сгущало краски.

А потом в один весенний вечер София обнаружила Веронику в одиночестве на лестнице. Девочка сидела на самой нижней ступеньке, обхватив коленки маленькими ручками и едва-едва не плакала.

— Ника? Что ты тут делаешь? Ждёшь родителей? — Спросила Соня, посмотрев в сторону квартиры малышки.

Дверь оказалась закрыта, голосов взрослых тоже не было слышно.

— Я тут сижу просто. — Попыталась придать лицу нормальное выражение девочка.

— Почему? Тебя выгнали? — Испугалась за неё соседка.

— Нет-нет, ничего такого. Просто мама с папой попросили спрятаться, мы иногда так играем. Я была в соседнем подъезде, а когда вернулась, то их дома уже не было. — Отчиталась девочка.

— И давно ты тут сидишь одна? Да ещё и на ступеньках! Пойдём ко мне, я тебя хоть чаем напою. — Распорядилась Соня.

Она и предположить не могла, куда запропастились родители Вероники и решила, что несмотря на все соседские неурядицы нельзя оставлять ребёнка одного.

Девочка быстро и с удовольствием согласилась. Они прошли в квартиру Софии, заварили чай и принялись болтать ни о чём, прямо как раньше в те времена, когда Соня нянчилась с малышкой.

Но время шло, солнце клонилось к закату, а за Вероникой так никто и не приходил. София, конечно, несколько раз стучала в соседскую дверь и даже звонила на телефон мамы девочки, но та не брала трубку. К одиннадцати часам ночи градус волнения превысил все допустимые значения. Соня не знала, куда бежать, но Вероника просто умоляла её ничего не делать и подождать. Она, как и любой ребёнок, была уверена, что родители скоро за ней вернутся. В итоге девочка легла спать на соседском диване и без проблем проспала до утра.

Ни на следующий день, ни через день никто не объявился. Телефоны и вовсе оказались отключенными, поэтому Соне пришлось самой отвести малышку в сад. К счастью, девушку там уже знали и прекрасно помнили. Так нежданно-негаданно Вероника и поселилась в соседской квартире. Соня с удовольствием ухаживала за ней и даже не верила, что с маленьким ребёнком может быть так просто и интересно. Девочка была почти самостоятельной, могла сама себе разогреть еду, не боялась оставаться дома одна. А ещё она хорошела на глазах. Ушла эта скованность в разговорах, пропали синяки под глазами, улучшился цвет лица, да и вообще, казалось, она поправилась на несколько килограммов, что с удовольствием замечали в садике. Софии пришлось наврать, что родители девочки уехали надолго, а её оставили в качестве нянечки. Поскольку ребёнок не проявлял чувства страха и настороженности, никто ничего не заподозрил.

В какой-то момент Соне кажется, что родители и вовсе бросили малышку. А потом она с удивлением осознала, что уже не хочет с ней расставаться, да и вообще относится как к родной. Несколько раз она пыталась заговорить с Вероникой о папе с мамой, твердила о необходимости обратиться в органы, чтобы их разыскать. Ведь эти люди раньше не проявляли никакого желания отказаться от собственной дочери, с ними явно что-то произошло, и это нельзя было просто так оставлять. Вероника без конца отвечала, что не нужно никакой полиции, что она не хочет в детский дом. Конечно, она была уверена, что её заберут у Сони, и была права. Она уверяла, что родители никогда не обижали её, просто в последнее время у них были проблемы. Девочка вообще стояла горой за них и верила, что мама с папой не могли бросить просто так. Конечно, она оказалась права.

Почти два месяца спустя родители Вероники были обнаружены за городом. К счастью, оба были ещё живы, когда на них случайно наткнулась группа отдыхающих. Отец выглядел сильно побитым и почти не приходил в сознание, а мать металась в бреду и лишь твердила адрес дочери и просто умоляла, чтобы о малышке позаботились. Оказалось, весь последний год эту пару преследовали за долги. Когда-то они набрали кредитов и думали, что полностью выплатили, но потом выяснилось, что они должны нескольким банкам уйму процентов. К ним приходили коллекторы, угрожали расправой, даже обещали выкрасть и пытать ребёнка, но к счастью, обошлось.

В тот роковой день они знали, что к ним снова придут, и уже планировали побег, поэтому попросили малышку спрятаться. Да только чуть-чуть не успели, поэтому она и осталась без присмотра, а их самих насильно увезли на машине с тонированными стёклами, пока никто не видел. К счастью, Вероника знала, к кому идти, и не прогадала, а Соня не посмела её прогнать. Софье позвонила уже сама Анна Олеговна, когда более-менее пришла в себя в больнице. Дрожащим голосом она спросила, не видела ли девушка Веронику, и успокоилась только тогда, когда убедилась, что с дочерью всё в порядке. Просто не передать словами, как родители были счастливы увидеть девочку и как благодарили саму Соню. А она лишь отмахивалась, да смаргивала слёзы, радуясь за то, что семья, наконец, воссоединилась. Злоумышленников тоже отыскали, хоть и спустя несколько месяцев, и теперь они за решёткой.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая женщина стоит и смотрит в окно
Муж погиб, а через год жена увидела в толпе родное лицо

Вера стояла у окна и наблюдала, как тяжёлые капли дождя барабанят по подоконнику. Дул промозглый ветер, осень вступала в свои...

Вера стояла у окна и наблюдала, как тяжёлые капли дождя...

Читать

Вы сейчас не в сети