Женщина стирает у реки

Месть

— Пап, ты с ума сошёл? – спросил Егор у высокого, худощавого мужчины в очках.

Парень разглядывал местность, на которую его привёз отец.

Разбитая грунтовая дорога, старенькие сарайчики, которые местные почему-то зовут домами. Широкое поле, переходящее в густой лес.

— Да, красиво, можно разок глянуть. Но зачем тут строиться?!

— Ты, Егор, речи свои попридержи, пока я не разозлился. Неужели не чувствуешь, как здесь хорошо?

Отец раскинул руки. Тёплый, ласковый ветерок нёс аромат полевых трав. Мужчина снял сандалии и ступил босыми ногами на траву.

— А тут ферма будет! Большая, гектар на пять. Чтоб все овощи, мясо, курица – всё домашнее было. Здоровье, оно же из земли берётся. Но вам, выросшим в бетонном городе, не понять.

Вот так олигарх Фёдоров вразумлял своего сына. Молодой парень морщил нос.

Скукота тут, ни клубов, ни кафешек, чтоб с друзьями посидеть. Жить тут всё лето? Да с ума сойти можно!

Но мужчина давно всё решил. Он здесь родился, и сюда вернётся. И все местные будут на него работать…

Выкупив 12 гектар, Арсений Семёнович нанял строительную фирму. Решил не больно размахиваться, всё же дом не для постоянного места жительства. Так, по скромному дом на квадратов 600, отдельное строение для слуг, гостевых домиков с парочку.

Строители возвели забор и началась стройка века. Местные глазели на большие машины с иностранными названиями…

— Неужель и правда переселится? Долларами, наверное, печь топить будет.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

—Да ладно, Семёновна, нормальный он мужик!

— Лигарх то? Я его мелким знала. Ух противный мальчишка был. Курей гонял у соседки, девок по углам зажимал. Как уехал, его ещё год дурными словами хаяли. Радовались, что в Москву утикал. Слышал, церковь местную восстановить хочет? У, ирод.

— Вечно тебе всё не так! Человек, можт, доброе дело сделать хочет. А ты брюзжишь.

Старуха замолчала. И правда, надо язык свой попридержать. А то мало ли, расспросы начнутся…

По разбитой сельской дороге громыхали камазы. Не знай, сколько богатей платил за стройку, но суетились все – будто пирамиды египетские строят. Прораб шныряет, орёт на ораву суетящихся рабочих. Но мало кто знал, что вместе с домом, олигарх заказал себе одно тайное строение.

Не в посёлке.

В лесу.

Семеро мужчин, во главе с Аркадием, рассматривали маленькую полянку.

— Вы всё рассчитали? Шумоизоляции хватит?

— Хватит, Аркадий Семёнович. Только… Местные сюда наверняка за грибами ходят… Увидят.

— Не церемоньтесь. Никто не должен знать.

Старший, Матвей, понимающе кивнул. Он и его люди давно работали у Аркадия. Как тёмные рыцари, они защищали все тайные помыслы своего начальника. Утрясали незаконные дела, договаривались с теми, с кем, казалось, невозможно договориться. Привыкшие к фешенебельным домам и дорогим машинам, сейчас они держали в руках лопаты.

— Ну, что, ребят, начинаем? – сказал Матвей и воткнул штык в землю.

Чтоб местные меньше ходили в лес, строители пустили слух, что видели в лесу волков. Облили одного искусственной кровью, и стонущего, на глазах деревенских погрузили в машину.

— Чудо, если выживет. Что ж вы диких зверей в лесу не отстреливаете? — наигранно обвинил стоящих рядом зевак. — В общем, в лесу не шастать. Приедут нужные люди, с оружием, почистят местный лес от зверья…

Строительство шло полным ходом. Уже через полгода вырос дом. На эко-ферму завозили теплицы и грунт. Приехал именитый аграрий, и сутками не вылезал с территории. Севооборот, планирование по срокам посадки и местам хранения. Местных стали звать на работу. Но те почему-то не спешили…

— Вот жлоб. Сам миллионами ворочает, а мы за жалкие 10 тысяч весь месяц должны батрачить.

— Лучше тут за десять, чем в город за пятнашку мыкаться. Дорога, то-сё. А тут хоть до трёх рабочий день. Свой огород успеешь обработать.

Говоривший посмотрел на невысокую женщину, и с еле скрываемой издевкой спросил:

— Валь, пойдёшь?

— Засунь свой вопрос сам знаешь куда! – как ужаленная, взвилась Валя. — Как вы меня все достали!

Она развернулась и быстро пошла к магазину. Наклонила голову, чтоб прохожие не видели её глаза. Валя еле сдерживала слёзы.

То, что Аркадий сюда вернулся, было для неё катастрофой. И вернулся не простым пацаном с нагловатым гонором и кастетом в кармане. Он приехал хозяином жизни. А значит, он начнет мстить. Валя хорошо помнила, как его провожали в посёлке. Группка местных пацанов смотрела вслед удаляющемуся Аркаше и довольно улыбались. Один из них поднял с дороги камень и запустил парню в ногу.

— Что, сопля, сбежать решил? Уси –пуси, пожалейте мальчика, его дяди местные обидели. Ну и вали! И только вернись! Помнишь, лопату дядь Миши? И куда он обещал её тебе засунуть?

Аркадий ускорил шаг. Он почти бежал, торопился на последний автобус. Если не успеет, придётся идти пешком. Несколько километров по шоссе вдоль леса. Но лучше так, чем остаться в посёлке.

А теперь он вернулся. Где те пацаны, что плевали ему вслед?

Колька спился, Ванька-батон сел на пятнарик. Остальные трое сгинули. Но кроме них, есть ещё один человек…

Из-за которого началась его травля. Женщина, которая сделала его судьбу. Сама того не ведая, она дала ему цель. Половину он уже исполнил. Стал богатым, известным. Теперь вторая. Она думает, что Аркадий всё забыл. Что годы стерли из его памяти все те слова, что бросила она на прощание.

«Такой, как ты, никогда не будет моим мужем.»

Ну что ж, посмотрим…

Как только сошёл снег, в посёлке стали делать дорогу. Теперь в особняк Фёдорова вела широкая асфальтированная дорога. Вновь забегали грузовики. Возили мебель, предметы интерьера и всякие другие мелочи. Местные сажали в парниках рассаду.

Аркадий, стоя на террасе третьего этажа, оглядывал свои владения. Вглядываясь в лес, он искал то место, где ребята уже должны были маскировать вход бункер. Эта часть – тоже его владения. И чтоб скрыть их от любопытных глаз, часть леса обнесли высоким забором. Прораб пристал с вопросами:

— Аркадий Семёнович, а зачем такой глухой забор? Может, кованый сделаем? Чтоб не терять единения с природой?

— Нет. Так оставим. У меня здесь собаки будут жить. Это их территория.

Прораб удивился. Это для собак семь гектар леса? Ничего себе, территория для прогулок. Аркадий тогда подумал а круто он, с собаками сообразил! Местные не будут на территорию шастать, и для охраны вещь полезная…

В мае июле вся семья перебралась в особняк. Местные глазели на череду огромных джипов с мигалками, пронесшихся по новой дороге.

— Смотри, вон, жена вышла. Красивая…

— Ещё бы, с такими деньжищами некрасивой быть. Как все они, небось, гордячка. Смотри, на каких каблучищах вылезла. В церкву тоже небось, в таких явится.

Но бабушка Нюра ошиблась. Заметив в храме незнакомую женщину, она сразу поняла – это жинка олигарховская.

А молодец! Скромно оделась. И лицо без помад.

Женщина скромно стояла в общей очереди на причастие. Поцеловала крест, отошла в сторонку, поближе к мужу. Этот чувствовал себя в храме барином. Улыбался, расхаживая вдоль икон, даже ковырнул ногтем стену! Покачал головой. Стоит, руки в карманах, батюшку ждёт.

Баба Нюра навострила ушки.

—Штукатурка никуда не годится. Надо переделывать. Отец Георгий, вы прикинули, что ещё для храма нужно.

— Да, Аркадий Семёнович. Аналой бы подновить… И купола подкрасить.

—Да вы не стесняйтесь! Часовня, смотрю, совсем разваливается. Тут миллионов 10 на работу надо. Но я помогу. Вы найдите, кто церквями занимается, и мой телефон ему дайте!

Батюшка, кажись, сам готов был целовать руку олигарха. Такое дело человек задумал! От властей разве добьёшься денег?

Вот и латают они, с отцом Владимиром, всё сами. Утром – поп, а вечером – плотник. Чтоб святыню в подобающем виде держать.

Аня, жена Аркадия, не вмешивалась в разговор. Слушал, слегка улыбаясь, кивала, где нужно. Ей было жаль батюшку. Человек выбрал своей миссией нести людям веру. А приходится заискивающе глядеть в глаза толстосума. Странное дело…

Разве для того, что бесценно, тоже нужны деньги? Выходит, нужны. Ане стало немного грустно. А как хорошо начинался день!

Дети, Егор и Андрейка, устроили пикник у леса. Привыкшие к темпу города, им начинала нравиться сельская жизнь. Старший дурачился, выкладывая в инстаграмм, как сидит в дорогущих диоровских плавках на грязном песке местного пляжа.

А Аня занималась домом. Эти милые хлопоты отвлекали её от главного. Выбирая хрусталь, полотенца для каждой ванны, она старалась не замечать, что давно уже не счастлива. Вроде, и думать о себе некогда. То скатерть не подходит под интерьер столовой, то вазу не того цвета привезли…

Бегаешь, суетишься, и слава Богу. Тяжелей, когда нечем заняться. И грустный голос души начинает с тобой разговор…

Аркадий носится со своими собаками. Купил себе трёх породистых щенков, кинолога нанял. Возится с ними, играется. Они его покусывают, а он смеется. Рычат – он на них в ответ. Кинолог стеснительно мямлит:

— Аркадий Семёнович, лучше так не надо. Злые вырастут.

— А мне и надо, чтоб злые. Это мои охранники. Натаскивай их, чтоб как бойцовские были.

Аня молча слушала их разговор. Прошла, как тень, мимо, муж даже не посмотрел в её сторону. Для него она вообще была тенью.

Тихая, безмолвная, всегда с ним соглашающаяся. Он отучил её от того, чтоб что-то высказывать. Жена без мнения – намного удобней в быту. А она отучилась спорить. Но видеть – нет. Не замечая свою молчаливую женушку, Аркадий считал, что она всего лишь недалёкая баба. Которой голова дана, чтобы есть, а глаза – отличать трусы от свитера. Он не думал, что жена замечает многое. Что тихо следит за ним и складывает свои наблюдения в копилку. Копилку, на которую она купит свободу. И уедет от него, постарается забыт о том, что она, якобы, не знает…

Милые щенки – доберманчики превращались в зверей. Любимым развлечением Аркадия была команда «фас». Сначала на игрушки, потом на зверей, а дальше – на человека. Кинолог, закутанный в три ватника, в толстенных штанах и специальном шлеме, казалось, дрожал от страха, когда на него бросалось сразу три собаки. Аркадий заливался смехом, не замечая, с какой ненавистью смотрит на него Анна…

В тот день Валя с раннего утра стирала в речке. Скважина заилилась, у соседей – надоело просить. Хорошо, сын в отпуск приехал, поможет таз донести. Вера прополоскала простынь, и услышала рык. Обернулась – Аркадий стоит. Держит на поводке большого добермана. От неожиданности Вера не знала, что сказать. Да, она понимала, что рано или поздно эта встреча состоится. Репетировала в своих мыслях речь. А сейчас, глядя на него, растерялась.

—Ну привет, Валентина.

—Здравствуй, Аркадий…

— Как живёшь? Смотрю, бельё в реке стираешь?.. — с усмешкой сказал олигарх.

— Ты держи покрепче собаку. Она так скалится, я её боюсь.

В глазах мужчины промелькнула алчная радость.

— Она добрая. Ну как тебе жилось, пока меня не было?

— Жилось как жилось. По разному.

— А я тебя не забыл. Всё-таки, не чужие друг другу, сын общий растёт.

Валино сердце сжалось. Почему он сказал про Олежку?

— Я работницу ищу в дом, старшей по кухне. Ты же поварихой была? Идём ко мне работать, оклад 40 тысяч.

Вера округлила глаза.

— 40 тысяч!

Он специально заманивает её. Надо скорей уйти, чтоб он её не рассматривал. Женщина подхватила таз тут услышала шаги.

Олежка!

— Привет, мам. А ты что за таз схватилась? Я сам донесу.

Парень взял таз и посмотрел на улыбающегося Аркадия.

— Привет!

— Здравствуйте.

— А мы тут с мамой твоей болтаем. Я Аркадий Фёдоров. Слыхал о таком?

— Ещё бы! Вы такой домину отгрохали – улыбнулся Олег.

— Да, отгрохал. И сейчас повара себе ищу. Главного по кухне. Вот, маме твоей предложил. Но, ей, кажется, оплата не понравилась. 40 тысяч.

Парень удивлённо посмотрел на мать. Она сама же жалуется, что поварам нынче платят копейки. И что половина на дорогу только уйдет. А тут такие деньжищи, да ещё и рядом с домом!

— Я подумаю, Аркадий Семёнович – сказала Валя.

— Хорошо, – ответил мужчина и пошёл со своим псом к речке…

Вечером Олег спросил у матери.

— Ну что, мам, ты согласишься? Такая зарплата, офигеть просто. Мне на стройке тридцатку платят, а тут . Крышу бы подлатали.. Или забор.

Валя знала, как им нужны деньги. Сын молодой, в Москве снимает комнату с другом. Ему жениться бы, да куда жену привести? И машины нет. А парень он хороший. Но ведь одной хорошестью деток с женой не прокормишь! А Аркадий…

Столько лет прошло, может, люди и правда меняются?

Вере так хотелось помочь сыну, что она убедила себя в доброте Аркадия. Дорогу в посёлке сделал, церковь местное под своё обеспеченье взял…

В первый рабочий день Вера разглядывала огромную кухню. Техника какая! Она такую только в рекламных буклетах видела. Рядом стояла Анна – жена Аркадия. Как Вера её боялась! Думала, раз жена богатого – значит наглая, презирающая простых людей стерва. А оказалась – спокойная, добрая женщина.

— Вы, Вера, не наготавливайте как на приёмы. Аркадий просто питается, я вообще мало ем. А парням главное чтоб мяса побольше.

— Хорошо. Я меню буду делать на неделю и вам показывать. Если что не нравится – другое запланируем.

— Да, так прекрасно. Сейчас придёт Алла, старшая по дому, она вам всё покажет.

Анна тепло улыбнулась и ушла.

Вера села на стул, и пока ждала, задумалась. Вот она – не такая, как выдержанная, мягкая характером хозяйка дома. Если б они с Аркадием поженились, смогла бы она так?

Нет.

Взбалмошная, своенравная в молодости, Вера и сейчас была такой. Просто вечная нужда не дает проявлять свой характер. Сначала ей казалось, что семья Анны и Аркадия – идеальная. Как ласково он прижимает жену к себе, как на семейных праздниках хвалит перед гостями. Сказка!..

Но потом она увидела то, от чего сжалось сердце…

Хозяин был не в духе. Это чувствовалось по тому, как он рассеянно отвечал своему сыну за завтраком. Потом дети ушли и муж с женой остались одни. Вера принесла им кофе, вернулась на кухню и услышала тихий крик. Она прислушалась.

— Аркадий, отпусти, мне больно, — шёпотом просила Анна.

— Ты, овца, зачем про колледж ему сказала?

— Я хотела как лучше, поддержать его. Ай!

Раздался звук пощечины.

— Не смей, слышишь, не смей открывать свой поганый рот! Ты – ноль. Ничтожество, живущее за мой счёт.

Вера от неожиданности выронила ковшик. И тут же послышались шаги.

— Вера, всё нормально?

— Да, Анна Витальевна, просто ковш с крючка соскочил.

Хозяйка добро улыбнулась.

Красивая, нежная, с как всегда, спокойным выражением лица. Будто не её сейчас унижали на кухне…

А потом началось странное.

В посёлке начали пропадать люди. Сначала Васька слесарь, потом Андрей с Песочной улицы.

В богатом доме будто не знали об этом. Аркадий закатывал вечеринки, созывая в свой дом гостей. Когда все расходились по спальням, пьяный Аркадий шёл к собакам.

Аню заинтересовало, почему он возвращается от них на рассвете.

Псы его обожали. Они крутились, повизгивали, норовя лизнуть руку.

— Подождите, сейчас дам вам свежего мясца, — гладил их по голове Аркадий.

И открывая хозблок, доставал из холодильника говядину. А потом шёл дальше. Вглубь леса, в свой тайный дом. Спускался в овраг по крутым отвесным стенам, разгребал листву. Хитрая дверь, обклеенная искусственными листьями и еловыми иглами – и вот он в своей берлоге.

Аркадий зашёл и осмотрелся.

Всё как он хотел! На полу – дорогая итальянская плитка. Нежно-розовая штукатурка на стенах. Венецианка с мелким ониксом – две тысячи евро за килограммовый пакет. В спальне – шёлковый ковёр на полу. Нежный, как шерсть новорожненного ягнёнка. Окон нет конечно, но это не беда. В стенах выемки, выложенные марокканской плиткой. И в каждой из них – толстая восковая свеча. Белая, матовая, с ароматом ландышей и мести…

Аркадий любовно погладил наручники. Вышел, и мечтательно улыбаясь, пошёл в дом…

Он не заметил, что следом за ним шла Анна. Когда она вошла в тайный дом мужа, её руки покрылись испариной. Она всё поняла. И от этого стало дурно…

Вера, как всегда, пришла на работу в 6. Спокойно разложила на столе продукты, и тут заметила Анну, стоящую у стены. Она пряталась!

— Анна Витальевна, вам помочь?

Хозяйка подозвала её жестом и шепнула:

— Андрей. Василий. Потом Илья, Антон, Александр. Ты – следующая.

Вера сначала не поняла. Но когда до неё дошло, она изумленно вытаращила глаза.

— Что мне делать?

Анна шепотом ответила:

—Беги.

И натянув свою дежурную улыбку, как ни в чём не бывало вышла из кухни…

Вера подавала завтрак, а у самой тряслись руки. Она отводила глаза, лишь бы не видеть Аркадия. Но тот, как чувствовал, начал разговор. Он был в приподнятом настроении.

— Ну как тебе у нас, Вера?

— Всё хорошо, спасибо, — стараясь скрыть дрожь в голосе, ответила Вера.

—Ты вкусно готовишь, особенно пироги. Давно таких не ел. Кстати, я недавно видел твоего сына. Он, оказывается, рыбак! Обещал свозить меня за карпом на озеро. В субботу поедем.

У Веры всё похолодело. Она бросила быстрый взгляд на Анну и увидела, как у той в глазах промелькнул ужас. Но хозяйка быстро взяла себя в руки.

— Вера, а вы сами рыбачите? У нас Паша вдруг рыбалкой увлёкся. Может, ваш сын и ему это озеро покажет? А то Паша ходит вдоль речки со спиннингом, приносит одну мелочь и расстраивается.

—Да, конечно! – как утопающий за соломинку, ухватилась за эту идею Вера. Я поговорю с ним сегодня.

А про себя подумала:

«Ангел-хранитель, помоги ей! Как ей теперь достанется от мужа!»…

Вера еле дождалась конца рабочего дня. Пришла домой и сразу заявила сыну:

— Мы должны уехать!

— Ты что, мам? Я в баню друзей позвал в среду, а в субботу с Аркадием на рыбалку едем.

Вера закусила губу. Рассказать ему ту историю, которая случилась лет назад? Но он не должен знать! Надо как-то выкрутиться!

— В субботу я калым тебе нашла. Огород вскопать у Семёновны.

—Хорошо. Только не в субботу, а в воскресенье. Я на рыбалку договорился.

—Нет. Надо срочно. Ей лилии пересаживать, а мне деньги нужны. На лекарства! Врач выписал.

Сын пожал плечами.

—Мам, она совсем? Кто же лилии летом пересаживает…

Но матери как вожжа под хвост попала. Заистерила вдруг!

— Нечего по рыбалкам шастать, если матери лекарства нужны. Сын ты или не сын?

И Олег решил схитрить. Передоговорится с этим Аркадием на утро, а днём пойдёт копать. И все останутся довольны! Пообещав матери заняться в субботу цветами соседки, Олег стал готовиться к рыбалке.

Вера пришла на работу. В глазах Анны стоял немой вопрос:

«Почему ты ещё здесь? Ты должна бежать!»

Вера отводила глаза. Она обязательно что-то придумает! Но не сейчас. В пятницу Вера спросила у сына:

— Ты завтра к Семёновне?

— Да мам.

— Точно к ней?

— Ну да, да! Ну сказал же, что прикапываешься?

Но проснувшись в утра Вера заглянула в комнату сына и ужаснулась! Его там не было! Она сразу рванула к Анне.

— Где они?

— Уехали. Я пыталась навязать им Пашу, но тот не захотел. Почему вы не уехали? Я же вас предупреждала!

— Я не знала что сказать сыну.

— Лучше бы ты сказала ему правду! Мой муж всегда доводит дело до конца. Ты рассчитываешь, что всё само как-то рассосется? Как тогда, когда ты родила Олега?

Вера вспыхнула. Она поняла, что Анна всё знает.

— Я побегу к речке. Может, они уже вернулись?

Вера бежала по лесу, вдоль зелёного забора. Доберманы лаяли, бросаясь на листы металла.

— Да замолчите вы! – в сердцах бросила женщина.

А дальше – мрак…

Падая на землю, она чувствовала, что на руку что-то капнуло. Она пришла в себя в странной комнате. Красивая, свечи горят. Напротив сидел Аркадий.

— Где Олежка? Что ты с ним сделал?

— С ним всё хорошо. Мы порыбачили, он ушёл домой. Семь карпов, кстати, поймали. Большие такие, килограмм на 3. Ты умеешь жарить карпов?

—Аркадий, давай не об этом. Зачем меня сюда принесли?

— Подожди. Я ещё о карпах не закончил. Так вот. Разделывая карпа, важно правильно резать мясо. Медленно, отсекать всё лишнее, чтоб не повредить нежное мясо. Смотри, в тазу плавает один. Сейчас я его разделаю.

Мужчина взял нож, Верино сердце замерло.

— Аркадий, ты же не это хочешь мне сказать. Давай поговорим.

— Хорошо. О чём?

— О нас. Ты меня ненавидишь?

— Да. Я тебя ненавижу. А раньше я тебя любил. Любил!!!

Аркадий отбросил нож в угол и так рванул к ней, что Вера отпрянула. Он прижал её к стене и посмотрел в глаза.

— Я тебя любил. А ты променяла меня на деньги. На этого Ваньку, директора овощебазы. И сына моего ему отдала. А всё могло быть по-другому! Вместо этой дуры, Аньки, могла быть ты! Летать в Париж за новыми лифчиками, толпой слуг командовать. Ты тогда выбрала деньги! А не меня. Знаешь, сколько у меня их сейчас? Сто сорок миллионов баксами. Круто, правда? Я тут приготовил для тебя зрелище.

Аркадий встал и подошёл к сумке. Перевернул и стал трясти. Оттуда посыпались пачки денег.

— Сколько твой дом стоит? Тысяч пятьсот от силы, да? В этой пачке – он потряс деньгами – столько же. Размахнулся и бросил деньги в камин.

— Ой, смотри, твой домик горит! — глумливо сюсюкая, сказал Вере. — Ой, и ещё один! И ещё! Он бросал пачки в огонь, пока вся куча не растаяла.

— Видишь, сколько у меня теперь денег? Я ими камин могу топить, или собакам вместо подстилки подкладывать.

— Аркадий, прости меня. Я должна перед тобой покаяться. Да, я поступила плохо. Но потому что глупая была, отчаянная. И я тоже тебя любила. Может, не так сильно, как ты меня.

— Ага. И поэтому твой брат плевал мне в спину, когда я бежал из посёлка. Ты, кстати, знаешь, что я возвращался? Когда ты Олега родила.

— Нет. Мне никто не сказал.

— А никто и не знал. Зато я всё увидел. Как ты бросилась к своему капуснику на шею, как вручила ему моего сына. Если честно, я так тебя ненавидел, что уже устал с этим жить. А если тебя не будет, мне будет легче, понимаешь?

Аркадий поднялся и направился к Вере. Но тут услышал лай собак. А потом – три выстрела и визги. Не успел он подойти к двери, как та распахнулась.

— Аня? Ты что, забыла где туалет?

Но тут он увидел в её руках пистолет.

— Ты курок то знаешь где, дурочка?

—Я тебе не дурочка, – стальным голосом ответила жена. — К стене!Руки за спину. Вера, держи пистолет. Если он рыпнется, стреляй в голову.

Схватив с пола наручники, Анна подошла к мужу. Мужчина не видел, что у неё в руках электрошокер. Конечно он попытался её сбить. Но получив разряд, обмяк и опустился на пол. Женщины скорей его связали. Аня велела Вере:

—Уходи. Твой сын дома, он вне опасности.

—А вы? Он же вас убьёт!

—Не убьёт. А ты с Олегом лучше уезжайте из посёлка. Преследовать он вас врядли станет, но кто знает, что взбредет ему в голову.

Вера кивнула и стремглав побежала домой. Анна сидела на ковре и ждала когда муж очнётся. Подбросила дров в камин, усмехнувшись, посмотрела на мешок из под денег. На низеньком столике стояла бутылка Шабли и один фужер. Ну что ж, она выпьет за свою свободу…

В голове Аркадия прояснялось. Перед глазами летали редкие мушки, он помотал головой, чтоб их отогнать. Перед ним сидела его женушка и пила вино из фужера.

— Ну ты и дурища. Как твоих куриных мозгов хватило найти пистолет?

— Ты, Аркадий, так веришь в свою гениальность… А ты не замечал, что окружающие тебя люди тоже имеют глаза и уши? А ещё они думают. Представляешь? Я многое о тебе знаю. Твои оффшоры, где оседает вся прибыль, твоих двух любовниц, которые уже год не могут тебя поделить. А ещё я знаю про тёмные делишки, что ты крутишь с госконтрактами. И твою маленькую тайну про Веру я тоже знаю.

Вера упивалась ужасом в глазах мужа. Он был ошеломлен!

— Как видишь, не такая уж я глупая курица. Я не хотела выкладывать свой козырь раньше времени. Но ты меня вынудил. Я хотела дождаться, когда наши сыновья построят свои семьи, и я подам на развод. И ты мне его дашь.

— Почему?

— Потому что все копии документов лежат в моей банковской ячейке. И чеки по той закупке для американцев, и мухлеж с подписью мэра. И не в одной ячейке. В Тайваньском, Нидерландском и Миланском банке. И если я скоропостижно умру, машина, наприер собьёт, или кирпич упадет на голову – их сразу отдадут в полицию. Так что, ты не зря восстанавливаешь храм. Будешь ставить свечки за моё здоровье.

Казалось, Аркадий от злости перекусит зубами наручники. Он молчал, пыхтя и раздувая ноздри. Потом вымолвил:

— Какая же ты стерва…

— У меня был хороший учитель.

Анна бросила на пол ключ от наручников и вышла из домика.

Оставьте свой голос

11 голосов
Upvote Downvote

Напишите , пожалуйста ниже, что вы думаете об этой истории. 

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.