Неблагодарная дочь

Влада

Когда мама привела домой Рустама и сказала, что это её новый папа, Влада насторожилась.

Им с мамой вдвоём было очень хорошо — они гуляли, ходили на концерты и в кино. А ещё — мама Влады, молодая и красивая женщина, сама была солисткой музыкальной группы, которая выступала на городских площадках с каверами. А иногда исполняла и авторские песни, сочиняемые на кухне у них дома. Влада тоже иногда принимала участие в создании стихов к песне — у неё был яркий литературный талант.

Отца своего она не знала и считала нормой, что у неё только мама. В свои пятнадцать лет она не испытывала никаких комплексов по этому поводу. Тем более среди её подружек тоже отсутствовали отцы.

И тут Рустам!

Нет, когда мама начала с ним мутить, Влада не возражала. Рустам был видный мужик. И обеспеченный. Он стал спонсировать маминых музыкантов и находить им выступления. Прям продюсером целым стал!

Он и к ней, к Владе, тоже тропинку протаптывал — мол, хороший слог и неплохой голос, надо развивать. Покупал ей красивую одежду и просил, чтобы она вместе с мамой выступала на сцене.

Но когда он вошёл в их дом в качестве маминого мужа, Влада испугалась.

Теперь прогулки и кино с мамой закончились. Теперь они встречались только на сцене, где вместе пели. Да и то после концертов мама убегала к своему Рустаму, и они улетали на его огромном мотоцикле на всю ночь.

А Влада возвращалась домой.

…Первый конфликт с Рустамом произошёл из-за того, что он притащил в их дом свою внебрачную дочь и велел Владе научить её вокалу.

Десятилетняя соплюшка петь абсолютно не умела, и Влада ей помочь не могла. А поступок Рустама она восприняла как посягательство на её территорию — ведь это она должна петь с мамой, а не дочь пришлого Рустама!

Они тогда переругались все. И очень сильно. Влада громко хлопнула дверью и ушла в никуда, надеясь, что мама догонит и вернёт её обратно.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Но мама не догнала. И не вернула. На слова Рустама: «Оставь — набегается и сама вернётся!», она ответила:

— Ну да, большая уже. Не пропадёт.

Влада тогда переночевала на вокзале, а потом уехала к бабушке, в другой город. Но пробыла там всего два дня. Бабушка сама её вернула домой.

За побег из дома Владу поставили на учёт в комиссию по делам несовершеннолетних. Мама много плакала, что сказалось на её голосе. За это Рустам ругал Владу.

В общем, в её жизни всё изменилось. И не в лучшую сторону. Дома жить стало тяжело — повсюду вещи Рустама, сам он постоянно её дёргал, мама стала чужой и холодной. А ей самой просто некуда было деваться — ведь она под надзором у опеки.

С трудом просуществовав дома до окончания школы, Влада стремительно рванула подальше от матери и Рустама — поступать учиться.

И поступила в технологический колледж, где студентам предоставляли общежитие.

Мама радовалась, что дочь получит профессиональное образование. Но больше всего её радовало, что дома больше не будет конфликтов.

Все выдохнули.

Только вот Влада оказалась не готова к взрослой жизни. Погрузившись в круговорот развлечений большого города, она забросила учёбу. Денег, что присылали мама и бабушка, хватало ненадолго.

Потом её исключили из колледжа и выселили из общежития. Влада уже была к тому моменту глубоко беременна, но никто не подсказал ей, что можно было взять академку…

Деваться было некуда — и она вернулась к маме. Пережила ругань от Рустама, который уже стал хозяином в доме, и стала ждать появления малыша.

Кто был отцом будущего ребёнка, она сама не знала — в то время у неё было несколько кавалеров. Её мама, сама родившая Владу в семнадцать лет, спокойно отнеслась к этой ситуации.

Игорёк появился в срок, был здоровенький и крепкий. У Влады он не вызывал никаких эмоций, зато её мама была без ума от внука.

Дома стало ещё хуже, чем было. Все, даже Рустам, крутились вокруг Игорька и шпыняли её, Владу, за то, что она долго спит, не меняет малышу подгузники, кормит смесями…

И когда Владе позвонила подружка из колледжа и предложила приехать обратно, она сорвалась без лишних раздумий. Даже маму не предупредила, что уедет. Просто вышла из дома, пока взрослые сюсюкались с Игорьком, и поехала в другой город. Денег взяла у мамы из кошелька — там много было. Наверно, концерты шли с аншлагом. Так что заработает ещё.

Она уезжала с лёгким сердцем в новую, свободную жизнь. Потому что подружка пообещала ей поддержку.

— К тебе сегодня на консультацию записалась бабушка по вопросу лишения родительских прав её дочери, — сообщила мне коллега, как только я вошла в офис.

— На какое время?

— Будет через полчаса, так что время на первый кофе у тебя имеется.

Загудела кофемашина, в кабинет на густой аромат потянулись соседи. И через десять минут мы весело болтали, обсуждая последние новости.

— Разрешите?

Полчаса пролетели, как пять минут! Пришла бабушка на консультацию.

Бабушка?!

В дверях стояла молодая женщина, стильно одетая, чем-то напоминающая рок-звезду.

— Вы по поводу лишения родительских прав? — уточнила я.

Она кивнула.

Я попыталась представить себе, что именно привело её к нам. Но в голову ничего не шло.

— Моя дочь родила в семнадцать и бросила ребёнка. Ну, то есть, не бросила… Она просто сбежала из дома, оставив его с нами. Со мной и мужем.

— К вам как можно обращаться? — спросила я.

— Элина. Без отчества, — улыбнулась женщина.

И мы начали беседу. Элина рассказала, как её дочь Влада была трудным ребёнком, состояла на учёте в ИПДН, потом она уехала учиться, но так и не взялась за ум. Нагуляла ребёнка, вернулась к матери, родила мальчика, но растить и воспитывать его отказывается. Уехала обратно в город, где училась. Иногда приезжает, с малышом общается, но в основном за деньгами.

Картина вполне ясная. И я уже даже догадывалась, что вскоре последует в рассказе Элины.

— Скажите, а ваша дочь ещё не начала шантажировать вас?

Элина удивлённо посмотрела на меня.

— Как вы догадались?

— Так это логично. Вы прикипели к внуку, а дочери нужны деньги. Она их получает всеми способами. И раз уж вы здесь — значит, Влада уже приступила к последней стадии вымогательства, угрозе забрать мальчика и увезти его в неизвестном направлении. Так?

Элина закивала.

Бабушка… По паспорту ей тридцать пять. Это я сразу отметила. И штампа о браке не увидела, хотя о муже клиентка обмолвилась.

— Понимаете, — продолжила она говорить, — Влада связалась с плохой компанией… Она… она употребляет запрещённые вещества.

В общем, мы с Элиной разработали план мероприятий по подготовке к лишению Влады родительских прав. Причём, приступили к их реализации сразу же.

Все советы Элина исполняла безукоризненно. И уже через несколько недель в органах опеки был сформировано опекунское дело на Элину.

Оставалось только зайти в суд с иском. И сделать это должна была опека.

Моё участие в судьбе маленького Игорька и его бабушки практически завершилось.

А потому моё удивление было довольно велико, когда я вновь увидела в дверях Элину. У неё был расстроенный вид.

Сердце ухнуло — неужели наши планы провалились? Или Влада забрала Игорька и увезла-таки в неизвестном направлении?

— Помогите мне спасти дочь, — выдохнула Элина. — Её обвиняют в преступлении, ей грозит серьёзный срок.

Я даже растерялась. Ну, если быть до конца честной, я даже немного обрадовалась такому случаю — ведь теперь бабушка будет опекуном как минимум! Пока маму судят да пока она отбывает наказание…

Но в Элине закипели материнские чувства — она испугалась за Владу. Места лишения свободы — не лучшее место для молодой девушки.

Пришлось соглашаться на ведение защиты по уголовному делу в отношении Влады.

Срок девушке светил реальный и не малый — до восьми лет. Даже при всей совокупности смягчающих обстоятельств. Единственная надежда — отсрочка приговора. Потому что у Влады малолетний ребёнок.

Мы обсудили с Элиной этот момент.

Сначала Игорёк спас маму от содержания под стражей — именно необходимостью жить малышу с мамой мы обосновывали перед судом домашний арест.

Но несколько месяцев непрерывного пребывания дома утомили Владу. Она ругалась с матерью и её мужем, не занималась сыном.

А потом она сбежала….

Причём это произошло в самый неожиданный и неподходящий момент! В связи с тем, что в суде неоднократно обсуждался вопрос интересов ребёнка, было решено обследовать условия его жизни и отношения с мамой.

И вот в день, когда комиссия явилась по месту домашнего ареста подсудимой Влады, выяснилось, что её самой-то дома и нет. А ребёнок вполне благополучно опекается бабушкой.

Элина ничего не могла пояснить. Утром проснулись — а Влады нет.

Сорвалась, девочка…

Обвинительный приговор Влада заслушивала уже за решёткой. Потому что после её побега из дома суд изменил меру пресечения на содержание под стражей.

И, разумеется, по причине ненадлежащего исполнения родительских обязанностей в отношении малолетнего надеяться на отсрочку приговора не приходилось.

Влада получила реальный срок.

И прямо из зала суда отправилась в СИЗО ожидать вступления приговора в законную силу.

Конечно, мы обжаловали судебный акт, но апелляционная инстанция не изменила его.

Элину назначили опекуном Игорька.

— Знаете, у меня голова кругом… С одной стороны, я спокойна, что внук со мной. А с другой — и дочь жалко! Как она там будет? Я к ней обязательно поеду, я не оставлю её!

Мне тоже было жалко Владу. Очень жалко.

Но такова жизнь! И каждый сам выбирает, как её прожить.

Оставьте свой голос

8 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.