— Мама, мама! Не умирай прошу! — мужчина горько зарыдал

Анна Трофимовна всегда была натурой деятельной, она никогда не могла просто так отдыхать или просто лежать, как делают практически все пожилые люди. Нет, энергия била из неё фонтаном, причём как в 18 лет, так и в 65. На самом деле 65 женщине никто не давал. Ну как? Если она могла в момент сорваться с места бегом или вечером после звонка выскочить из-под одеяла, прыгнуть за руль и унестись в неизвестном направлении кого-нибудь спасать.

Антон, её сын просто с ума сходил. Мать вечно попадала в какие-то передряги и это при том, что именно она была основательницей их большого бизнеса. Антон, когда уже стал взрослым, отучился и стал во главе фирмы сам. Иногда он думал, что скорее всего именно неординарные решения матери помогли фирме стать такой. И иногда он даже пытался разговаривать с ней об этом.

— Мам, вот скажи, я сейчас сижу в офисе по 6, по 8, иногда и по 10 часов, и понимаю, что когда-то так сидеть приходилось тебе, как у тебя хватала выдержки? Ну, с твоим-то характером?

Анна Трофимовна заливалась звонким смехом.

— Ну, во-первых, если ты помнишь конечно, у твоей мамы два высших образования. Так что голова не совсем пустая. А во-вторых… Не могла же допустить, чтобы мой сын жил в нищете.

Антон смеялся.

— Не знаю, но мне кажется, ты скорее совершила бы что-нибудь такое, чтобы разбогатеть за один раз и всё, а дальше снова искала бы приключения.

Анна Трофимовна излишне серьёзно посмотрела на него.

— А что, так можно было?

Через минуту они уже оба хохотали.

Антон улыбнулся вспоминая, как совсем недавно ему пришлось вызволять мать из полиции. Дело конечно замяли, хотя Анна Трофимовна настаивала на продолжении разбирательства. А всё случилось из-за того, что какой-то полицейский выходя из своей машины отпихнул ногой бездомного котёнка.

Что сделала Анна Трофимовна? Она подняла такой скандал на всю улицу, что вокруг тут же собрались зеваки. Правда предварительно выудив котёнка из лужи, в которую тот угодил. Когда полицейский усмехаясь пригрозил ей арестом, Анна Трофимовна спокойно протянула полицейскому руки:

— Давай, арестовывай. Я подниму всю общественность, потому что люди, которые не должны носить погоны за правду хватают пожилых женщин и сажают их в каталожку!

Мужчина сам был не рад всей этой ситуации, но отступать перед полоумной старухой не собирался. Он защёлкнул наручники на её руках, а толпа зароптала. Полицейские были вынуждены быстро уехать.

Когда Антону позвонили и он приехал, у полицейского участка уже собирались люди. И здесь были ярые зоозащитники, те кто был против насилия и просто любопытные. По телефону начальник полиции рассказал ему вкратце, что произошло.

— Так выпустите её, не будет никаких беспорядков.

— Вам нужно приехать.

А когда он приехал, то понял, в чём дело. Анна Трофимовна отказывалась покидать камеру, пока не будет подписан приказ об увольнении того полицейского. Её попытались выпроводить силой, но она тут же пообещала выступить перед народом.

— Заберите вы её пожалуйста.

Антон вздохнул.

— Вы думаете это так просто…

Кое-как удалось уговорить мать. Начальник пообещал, что сотрудник будет наказан и только после этого Анна Трофимовна согласилась покинуть участок.

Но на этом ничего не закончилось. Женщина потребовала, чтобы сын отвёз её туда, где всё произошло.

— Мам, ну зачем?

— Что за глупые вопросы? Мне нужно. Ну что? Или мне такси вызвать?

Когда приехали, Антон узнал всё-таки зачем, то просто вздохнул и послушно стал заглядывать под машины, разыскивая того самого рыжего котёнка. Мать нашла его раньше. Его пригрел у себя под курткой какой-то бомж. Анна Трофимовна чуть драку не устроила, но котёнка отобрала. Теперь это чудо всегда занимало шкуру перед камином, на которой раньше любил почитать Антон. Пришлось смириться, иначе мать могла его заподозрить в нелюбви к рыжему нахалу.

Сейчас мама увлеклась паркуром. Да и такое может быть. Нет, они с подругами, такими же отмороженными старушками не прыгали с переворотами, но где-то лазили постоянно. Антон знал, что у матери даже снаряжение закуплено, которое она старательно от него прятала. Антон был не просто против, он категорически запрещал матери этим заниматься, а его запреты для неё были, как для быка красная тряпка…

В дверь постучали.

— Можно?

— Да Алин, входи.

В кабинет вошла красивая, надменная девушка. Она работала у него финансовым директором и дело шло к свадьбе.

— Мы сегодня идём к Соловьёвым, ты помнишь?

Алина коснулась ладошкой его щеки.

— Помню. Без меня никак не получится? Честно говоря, на носу переговоры, хочется подготовиться как следует.

Алина резко выпрямилась.

— Конечно можно. Я уже давно привыкла, что жених у меня только на словах. Меня всё время кто-то сопровождает, но только не ты.

Антон понимая, что девушка абсолютно права, поднял примирительно руки.

— Всё, всё. Не начинай. Я всё понял. Только на минуту домой заскочим, что-то мама трубку не берёт.

Алина закатила глаза.

— Антон, почему ты не хочешь видеть проблему? Почему ты отказываешься понимать, что маме нужен психиатр?

— Алин, мне кажется, мы с тобой уже говорили на эту тему.

В его голосе зазвучали металлические нотки. Девушка сразу улыбнулась и перевела разговор…

Звонок раздался за полчаса до окончания рабочего дня.

— Антон Юрьевич?

— Да, это я.

— Вас беспокоят из больницы.

— Из больницы?..

В животе нехорошо похолодело.

— Ваша мать, Анна Трофимовна у нас. Мы поместили её в реанимацию. Пока проводится необходимые процедуры…

— В реанимацию?

Антон вскочил, бросился к двери на ходу надевая пальто. Чуть не сбил изумлённую Алину, которая направлялась к нему в кабинет и крикнул ей:

— Мама в больнице! — и выскочил на улицу…

Доктор его уже ждал.

— Только успокойтесь. Предварительно скажу, что переломов нет. Небольшие ссадины, но сознание не возвращается, видимо из-за стресса…

— Мне кто-нибудь скажет, что в конце концов произошло?

Врач замялся, когда рядом появилась одна из соратниц Анны Трофимовны.

— Понимаете Антон…

И он только сейчас заметил стайку пожилых женщин, которые испуганно на него смотрели.

— Ну рассказывайте уже.

— Ну вы же понимаете, у каждого человека в детстве много желаний в голове…

— Ближе к теме пожалуйста.

Все старушки-одуванчики были мамами местных бизнесменов. Ни одна не нуждалась в деньгах, поэтому ожидать можно было чего угодно.

— Давайте мы лучше покажем, — она подвела его к окну. — Вот.

Он смотрел на улицу и не понимал, что она ему показывала. Обычная стоянка, если не считать нескольких дорогих, мощных мотоциклов. Антон скользнул по ним взглядом, потом вернул глаза к технике и понял, что его смутило. Все мотоциклы были красными, розовыми, беленькими.

— Нет, не может быть.

— Мы говорили Анечке, что это не очень хорошая затея лихачить на недостроенном мосту.

— Господи, за что мне это… — Он повернулся к доктору. — Мне можно к ней?

— Да, только ненадолго, всё-таки это реанимация. Маме вашей повезло, что лихачить она стала именно на этом месте, внизу были горки не убранного песка для пляжа. Удар получился довольно сильный, но бережный.

Антон ничего не ответил…

Он увидел мать. Она под одеялом казалась такой маленькой, такой хрупкой, почти бескровные губы.

— Мама.

Он почему-то вспомнил, как она укачивала его уже почти большого. Ему лет 9 было. Антон заболел и маме с трудом удавалось сбивать температуру. Она взяла его на колени. Он положил голову ей на плечо. Анна Трофимовна немного покачивала его и что-то рассказывала, а Антон прижимался к матери и чувствовал, насколько легче ему становится. Уже взрослый он понимал, что когда уснул, маме пришлось тащить его на второй этаж на руках. Тогда у них ещё не было столько людей в доме. Как же ей было тяжело.

Женщина не подавала признаков жизни.

— Скажите доктор, как долго может продлиться такое состояние?

— Ну пока сказать сложно… Сейчас в организме вашей матушки всё более-менее работает. Бывали конечно случаи, когда люди не выходили из такого состояния, но это крайне редко.

— Не выходили, в смысле?

Доктор развёл руками. Антон похолодел.

«Нет, это не про мою маму.»

Врач вышел, а Антон присел перед матерью.

— Мам, ну вот что, это ты давай, не балуйся.

Он не знал, что сказать, потому что мама никогда не болела, тем более вот так. В голове бились слова доктора:

«Некоторые не выходили…»

— Нет, нужно что-то делать.

Он не готов. Он не может смотреть на мать, на такую. Если она выкарабкается, а она обязана это сделать, он её из дома не выпустит.

— Мама, я буду смотреть за тобой. Пусть ты на меня обидишься, пусть даже возненавидишь, но зато ты не будешь подвергать себя опасности.

Он немного отошёл от кровати и набрал номер.

— Алина, найди мне хорошего психиатра, психотерапевта. Я не знаю, кого мне нужно, чтобы он прописал маме какие-нибудь лекарства, чтобы она была чуточку поспокойнее.

Анна Трофимовна приоткрыла глаза. Она внимательно слушала, что говорит сын по телефону. Как только разговор стал подходить к концу, Анна Трофимовна дёрнула какой-то провод, что-то оборвалось и все приборы просто сошли с ума, они запищали на разные голоса и замолкли, потухли.

Анна Трофимовна лежала откинувшись, рука безвольно свисала вниз.

— Мама!

Антон кинулся к ней, тормошил её. Женщина не подавала никаких признаков жизни.

— Мама, мама! Я сейчас, — он рванул из кабинета бегом. — Доктор, помогите! Мама умерла!!!

Его крик разнёсся под потолком. Навстречу уже бежал доктор, а с ним медсёстры. Женщины, которые до сих пор не ушли, испуганно смотрели на Антона.

— Не может быть такого, все показатели были в норме.

Доктор ворвался в реанимацию и застыл.

— А где собственно пациентка?

Антон заглянул через его плечо, кровать была пуста. Мужчина прошёл по палате, заглянул под кровать, снова посмотрел на кровать, потом устало сел.

— Эх мама.

В это время Анна Трофимовна, которая пряталась за дверью дожидаясь пока все врачи забегут в палату, также быстро бежала по коридору. Подружки увидев её начали галдеть, но она приложила палец губам.

— Тихо, уходим.

И Антон, и все, кто находились в реанимации услышали рёв моторов. Они подошли к окну, благо что реанимация находилась на первом этаже. С парковки выруливали мотоциклы. Один из них, единственный чёрный отделился, сделал круг почёта по двору, а мотоциклист помахал им всем рукой. Они были прекрасно видны в освещённом окне. Конечно это была Анна Трофимовна. Медсёстры хихикали, доктора вздыхали. Тот доктор, который чуть раньше разговаривал с ним восхищённо сказал:

— Вот это жизнь. Вот это адреналин.

— Доктор зря вы пытаетесь восхищаться безответственностью этой женщины. Я найду хорошего психиатра и он подберёт лекарство, чтобы мама была более спокойной.

Врач удивлённо посмотрел на него:

— А-а-а зачем?

— Простите, как зачем. Чтобы она сама себя не убила.

— Но, так вы её убьёте быстрее. Она всю жизнь жила ради чего-то. Да и все они. Кто-то ради мужа, кто-то ради детей, кто-то ради денег. И только сейчас наступило то время, когда они могут заниматься чем-то для себя. В них сейчас бродит одновременно всё, что они не смогли сделать за много лет, потому и получается такая гремучая смесь. С другой стороны вы посмотрите, как они счастливы. Они так и пышут здоровьем. Когда им думать о давлении, если каждый день интереснее предыдущего. А вы хотите запереть её в четырёх стенах…

Доктор ушёл, а Антон ещё стоял и смотрел в окно. Потом решительно пошёл к выходу. Сейчас он понял, люди должны максимально придерживаться своих желаний. Почему все должны делать так, как принято, а не как-то иначе. Значит мама услышала его слова, как же сейчас Антону было стыдно…

Мать приехала ночью. Антон не спал.

— Антон, — Анна испуганно осмотрелась, как будто в комнате должен быть кто-то ещё.

— Мам, прости меня. Я не должен был, это твоя жизнь.

— То есть, я могу не бояться, что ты мне будешь подсыпать таблетки?

— Нет мам.

— Это хорошо, а то я за вещами приехала, а на самом деле хочется спать.

— Мам, хочу тебе кое-что показать.

— И что же это?

— Прикупил сегодня себе одну вещицу.

Они спустились в гараж и Анна Трофимовна увидела здоровенный байк.

— Ого, красавец.

— Я подумал и решил, раз я не могу тебе запретить, то смогу к тебе присоединиться.

— А как же Алинка? Это же не престижно.

— Ну ей придётся смириться, если я ей нужен.

Анна Трофимовна обняла сына.

— Ты прости меня, что напугала тебя.

— Ничего мам, иногда полезно мозги встряхнуть…

Следующий пост

Вы сейчас не в сети